«Может к вам со снарядом в голове прийти?»
Беженцы Наталья и Ольга со своими семьями / Фото: Нина Кузнецова

Беженцы Наталья и Ольга со своими семьями / Фото: Нина Кузнецова

Корреспондент «Русской планеты» встретилась с беженцами с Украины, и узнала, хотят ли они возвращаться назад

С начала этого года на миграционный учет в Тольятти встал 821 гражданин Украины, сообщила «Русской планете» начальник отдела регистрации иностранных граждан по Центральному району Эльвира Клименко. Почему они решили переехать в Россию, как устроились здесь, и что планируют делать дальше, узнавала корреспондент РП.

«Самки колорада»

Ольга Рудюк и Наталья Беленькая перевезли свои семьи в Тольятти в конце июня. Сейчас они живут в селе Подстепки.

– Откуда вы приехали в Тольятти?

– Мы из Славянского района, из села Рай-Александровка.

– Почему уехали из Украины?

– Да, почему… Голосовали не за тех, памятник Ленину защищали, — начала рассказывать Наталья. — Я помню, даже ленточку георгиевскую в бюстгальтер прятала, чтобы не заметили, а то пристрелили бы «самку колорада». А потом начались настоящие военные действия. Постоянное дребезжание стекол, перестрелки, ночные обстрелы… Мы всё это слышали. Но пределом всех мечтаний и фантазий стали авиаудары. Дети всё это видели. Попали по Славянской ТЭС, где муж работал, и уже на следующий день началась эвакуация. Вывезли нас в Константиновку. Там прожили 3 дня в ожидании безопасного коридора, так как там были перестрелки по трассам. Потом ополченцы нас вывезли до границы с Ростовской областью, где встретил батюшка и отвез в Ростов. Нас разместили в однокомнатной квартире, где жила многодетная семья с 9 детьми. Сутки пробыли там и приняли решение ехать сюда.

– Остановились у родственников?

– Нет, абсолютно у незнакомых людей. Я познакомилась с мужчиной в интернете, который сказал, что у него есть домик в сельской местности без отделки. Спросил, подойдет ли. Я ему написала, что нам самое главное, чтобы крыша над головой, печка и чтобы куда детей было положить. Здесь, как видите, и холодильник есть, и вода. Так и решили приехать сюда.

– А что осталось там?

– Родственники в первую очередь, родители. И имущество. Дом, машина. Документы у мужа на Славянской ТЭС. Не знаем, как теперь с ними быть, потому что ТЭС только осенью отреставрировали, а теперь там пожары были, и бомбили неоднократно. Сможем мы забрать откуда документы или нет — неясно.

– Что у вас с оформлением документов?

– Ну, а что с документами? — разводит руками Наталья. — Регистрацию временного пребывания на год должны были сегодня закончить. Но все перенесли на пятницу. Каждая бумажка очень долго оформляется. ФМС тоже по-разному все это делают. Самарские, например, уже более менее ориентируются, а местные ФМС ещё в растерянности. Сейчас нам начали помогать депутаты Овчинников и Дробышев. Вчера были у губернатора. Тот сказал, что сделали запрос по выплатам украинским семьям.

– Возвращаться будете после того, как там все успокоится?

– Возвращаться страшно, потому что боимся преследования. В Славянске ополченцы отошли. Остались войска украинские.

– Тогда будете оформлять статус беженцев?

– Статус беженцев нам пока не дают. Они требуют доказательств того, что была реальная угроза жизни, смертельная опасность, что муж мой преследуется. Как я это докажу? Никак. Документальных нет доказательств. И всё. Муж уже не выдержал, говорит вчера: «Может поехать мне в Славянск, пусть меня застрелят, тогда статус беженцев дадут? Может к вам со снарядом в голове прийти?» С другой стороны, посоветовались с адвокатом. Сказали, что все равно нужно подавать документы. А в случае отказа, обжаловать в суде.

– Работу уже смогли найти?

– Люди предлагают. Но сложность заключается в том, что пока не хватает времени, все время, как сами поняли, бумажками занимаемся. Но тут опять же люди помогают, предлагают даже подработать.

«А покушать есть?»

Наталья с дочкой Дашей и братом Максимом тоже приехали в Тольятти в июне. Я встретилась с ними в «Банке вещей», где бездомным и бедным людям, а также беженцам бесплатно раздают вещи, игрушки и продукты. Все это жертвуют храмы и горожане.

– Откуда вы приехали и почему?

– Мы вообще из Киева, — начинает Наталья. — А уехали, потому что за детей страшно стало. У нас, конечно, так не обстреливали, как на Донбассе, но мы были свидетелями Майдана. Напугались.

– Какие были проблемы с пересечением границы? Где живете?

– Мы без проблем переехали с дочкой. Живем у бабушки в трехкомнатной квартире. Она купила здесь в прошлом году квартиру. Родители должны приехать в конце месяца.

– Так в Киеве же сейчас более-менее спокойно?

– Как это спокойно? Там маршрутка взорвалась на наших глазах. До сих пор баррикады, митинги, — возмутился Максим. В это время подбежала дочка Натальи Даша.

– Мама, смотри, булка хлеба! — радостно сообщила девочка.

– Спасибо сказала? — уточнила мама. Девочка кивнула и убежала выбирать игрушки.

– Мы оформили временное пребывание. И сейчас будем подавать документы на статус беженца, чтобы остаться. А так дочку уже записала в школу. Максим подрабатывает поваром. Единственное — мужа забрали в армию, и я очень боюсь, чтобы не отправили в Луганск. Он пока в Киеве.

После того, Наталья, Даша и Максим уходят, заведующая «Банка вещей» на улице Комсомольской, 40 Валентина Холод рассказывает мне, что все семьи, которые приходят сюда, сначала выбирают вещи, а в конце почти всегда спрашивают: «А покушать есть?». Большинство из них живут у малознакомых людей, и только некоторые — у родственников.

– Одна девушка пришла ко мне и говорит: «Я приехала к бабушке. Порядок ей навела, полы мою, готовлю, на работу хожу. Пробыла месяц, и теперь она меня выгоняет. Говорит, не нужен ей этот порядок, шума от меня много. Да и встаю рано». И куда ей деваться теперь? — говорит Валентина Холод.

Сейчас в Тольятти для приезжих с Украины работают телефоны горячей линии. На Комосольской, 40 и Свердлова,  41 работают «Банки вещей», где беженцы могут получить теплые вещи, обувь и продукты. В конце июня министр труда, занятости и миграционной политики и начальник УФМС России по Самарской области Игорь Дахно заявили, что в рамках региональной квотной кампании, по которой предоставляются рабочие места для иностранных граждан, в регионе есть вакантные 1 250 специальностей, из которых уже порядка 700 востребованы. Получить рабочее место можно при оформлении статуса временного убежища или разрешения на временное проживание. Кроме того, все прибывшие в Россию украинцы могут получить в территориальной  комиссии по мониторингу миграционной ситуации направления на медицинское обслуживание. По этим ним их обслуживают вне очереди и отдельно проводят по всем кабинетам для сдачи анализов.

«Сегодня убьют бездомного, завтра — коллегу по работе» Далее в рубрике «Сегодня убьют бездомного, завтра — коллегу по работе»Корреспондент РП узнавала, почему в Тольятти важно решать проблему бездомности Читайте в рубрике «Титульная страница» Чего ждать от нового главы ГИБДД?Первостепенными задачами Михаила Черникова могут стать борьба с коррупцией и повышение культуры вождения Чего ждать от нового главы ГИБДД?

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Дискуссии без купюр.
Читайте «Русскую планету» в социальных сетях и участвуйте в обсуждениях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»